Сокровища — дело наживное

Опубликовано: 27 апреля 2013. Автор: admin

С 1 мая в российский прокат выходит приключенческая комедия «Сокровища О.К.» снятая по мотивам татарской легенды о кладе царицы Суюмбике, спрятанном на дне озера Кабан в Казани. Главные роли исполняют Алексей Воробьев и Эльвира Ибрагимова, ведущая информационной программы на одном из казанских телеканалов. Также в картине принимали участие Сергей Шакуров, Сергей Никоненко, Ольга Волкова, Гоша Куценко, Виктор Вержбицкий, Мария Кожевникова, Светлана Чуйкина, Байбулат Батуллин.

На пресс-конференции, 24 апреля прошедшей в ИТАР-ТАСС актеры, режиссер и продюсеры киноленты, поделились своими впечатлениями от участия в картине и рассказали о планах фильма в прокате. Первый вопрос, который интересовал журналистов, как удалось собрать такой актерский состав и почему на премьеру (прошедшую позже, вечером) не смог прилететь актер Алексей Воробьев.

Дмитрий Коробкин: — Я считаю, что нам очень повезло с актерским составом. В фильме увидите, и Машу Кожевникову, конечно, которая сыграла очаровательную злодейку в нашем фильме. Причем эта роль получилась не плоско-стандартно-злодейская, а она наполнила ее своим невероятным очарованием. И вы будете удивлены, Маша в очень необычном образе предстает в фильме. Кстати, который во многом она сама придумала. Ей было очень интересно, когда она взялась за эту работу, тогда она еще не была «государственным» человеком. Все произошло на нашей картине — изменения в ее судьбе. У нее тогда было время, и она очень активно придумывала. Мы обсуждали ее костюм. Кроме того, несравненная Ольга Волкова сыграла в нашем фильме. И Леша Воробьев — красавчик. Второго такого актера, я считаю, у нас в кино просто нет, в его весовой категории. Потому что это свой парень, такой «наш пацан», и ровно такого он и играет — немножечко беззаботного, немножечко легкомысленного, любвеобильного.… И как настоящий герой он меняется в ходе фильма и обретает некую глубину. Меняет свои позиции и взгляды на жизнь, и в отношении женщин.
Мы все знаем, что Леша сейчас не может здесь присутствовать из-за той трагедии, что произошла с ним. Сейчас врачи запрещают ему летать. До самого последнего момента мы надеялись, что ему удастся перебраться в Москву через океан, но не получилось. Врачи разрешают перелет только при условии врачебного контроля, наличия медикаментов в самолете и возможности экстренной посадки, а какая посадка, когда ты над океаном летишь — это невозможно просто. Ну, и перепады давления… У него речь восстановилась, он говорит нормально, но голосом, например, как музыкальным инструментом он владеть уже не может. Часть голосовых связок у него пока не работает. Все это восстанавливается со временем. Все очень переживают: он переживает, что его здесь нет, мы переживаем. Но, тем не менее, он работал активно над картиной и после болезни, после того, как с ним случился инсульт, после того, как он пришел в себя, мы попросили Лешу написать несколько музыкальных тем для фильма. У него необыкновенно удачно это получилось, и пошло, и пошло, и пошло… И так случилось, что Леша стал одним из композиторов нашего фильма. У нас великолепный композитор — Руслан Муратов — вы его прекрасно знаете по многим фильмам. Молодое дарование — Антон Новосельцев и Алексей Воробьев. Вот эти три человека написали музыку к нашему фильму. Музыка — замечательная. Мы очень долго работали над звуком и музыкой.

Озеро Кабан, действительно, обладает такой некой странной энергетикой, что до сих пор с теми, кто сталкивается с этим озером, приключаются всяческие странные вещи. Вы, все-таки, съемки производили постоянно на озере Кабан… Вы чувствовали эту негативную энергетику? Что озеро не желает, чтобы вы касались любым озером этих сокровищ?

Вадим Быркин: — Не надо пугать читателя, зрителя. Да, действительно, там есть какая-то энергетика, какая-то мистика… И множество различных экспедиций, которые пропадали, и т. д. И люди иногда на это озеро опасно смотрят, прислушиваются. И все это в центре города Казани. Но, мы постарались своей работой, своим фильмом, своим отношением друг к другу и к зрителю будущему, эту негативную энергию переработать в позитив. Сперва, действительно, с нами стали происходить какие-то непонятные вещи. Многое в прессе уже было: и про ограбления, и про переломы, и про несчастный случай, и про операции. Актеров по ходу фильма увозили в больницы. Мы пригласили батюшку, мы пригласили имама, потому что часть группы была мусульмане, часть — православные. Раввина мы не нашли на тот момент. Мы пригласили их, они совершили молебен. И, действительно, все после этого почти прекратилось. И все было нормально, все встало на свои места, но параллельно с нашими съемками велись поиски сокровищ. Тот человек, который занимался этими поисками, какими-то интересными техническими изобретениями, он заявил, что их место он обнаружил, сигналы подаются, сейчас он ищет средства на подъем этих сокровищ. Там проблема в том, что там семиметровый уровень ила, под которым что-то есть… Если осушать озеро — это экологическая катастрофа, а как достать, пока не придумали. Мистика есть, но на экране у нас веселье, смех, приключения и мистика… Но она у нас относиться к тому времени, когда эти сокровища закладывали. В фильме два пласта — первый это современность, и второй — времен Ивана Грозного.

Вы в реальной жизни когда-нибудь искали сокровища или находили клады? Может быть, вам после фильма пришла в голову такая мысль?

Эльвира Ибрагимова: — Пожалуй, каждый ребенок в детстве пытается что-то найти. Мы с друзьями собирались в команды, брали свои игрушечные лопатки и начинали копать землю. Но, это, конечно, были детские планы… Но вообще, тема сокровищ в Казани очень острая, потому что огромное количество людей на протяжении многих веков пытается найти этот клад. Версий очень много, где спрятаны эти сокровища. И периодически в Казань приезжают люди, в том числе и иностранцы, которые пытаются его найти. И есть сведения, что была некая карта, где было указано точное местонахождение этого клада, но, к сожалению, по некоторым данным, эта карта ушла за рубеж. Поэтому иностранцы и приезжают, но мы не дадим им найти!

Сложно ли Вам было сниматься в историческом детективе, да еще с элементами комедии?

Гоша Куценко: — Для меня это было такое же приключение! На самом деле, я ни о каких опасностях не знал. Я видимо все пропустил, мне не сказали, что мы снимались в экстремальных условиях. Для меня было огромное приключение, и сейчас, глядя на этот постер — абсолютно правильно говорили, он передает настроение картины. Но постер до конца не может передать тех впечатлений изнутри, съемочного процесса. Я всегда мечтал играть в приключенческом кино, наверное, это мой жанр, я к нему и подтягивал постепенно все картины, в которых снимался. Будь то драма или комедия, меня все время тянуло в приключения!
Когда мы два года назад встретились с Димой, и он предложил мне сыграть небольшую эпизодическую роль Грозного, то мне сразу стало жалко, что это не главная роль, и мне хотелось как-то ее усилить. И я навязал такую идею, чтобы какую-то связь времен… У меня в голове пролетел «Иван Васильевич меняет профессию», Булгаков. Я подумал, что может я как-то поучаствую и в наше время. Дима задумался, и мы развили мой персонаж. Правда, и я доволен. Я очень смеялся над озвучанием, когда я проползал по этой башне, по реальной башне… Она очень высокая! А я боюсь высоты, это единственное, чего я боюсь…

Вадим Быркин: — И в кино это видно!

Гоша Куценко: — И я когда начал забираться, со временем она еще проседает…

Вадим Быркин: — Она наклонная, практически, Пизанская башня…

Гоша Куценко: — Нам сказали, что она упадет в любую секунду… Я полз по стеночке, боясь заглянуть вниз и Маша Кожевникова следом шла за мной, а балкон увеличивался… Он шел узкий — узкий, там буквально 20-30 см, а за ним — 80 метров без страховки, без ничего… Я в возрасте уже, и мне страшно, и я не смотрел! А потом разветвляются балконы, и там огромная — в 3 метра площадка смотровая! И Кожевникова обошла прямо на съемке, на репетиции мы не делали этого вместе со мной. А потом Маша обошла меня! Все это так и вошло в картину.

Вадим Быркин: — Да, это очень смешно. Получился такой смотритель высотной башни, который боится высоты.

Насколько сложно Вам давалась эта первая роль в кино?

Эльвира Ибрагимова: — Мне было, конечно же, очень сложно. Несмотря на то, что продюсеры создали все условия. Я прошла дополнительную подготовку как актриса, я занималась с Ольгой Волковой на протяжении определенного времени. Тем не менее, я сразу же оказалась в суперзвездной компании, и, конечно, это накладывало определенную ответственность. Опять-таки, то, что я оказалась в такой компании, мне помогло. Эти профессионалы, эти артисты с большой буквы, они давали мне определенные советы, и они помогали мне в раскрытии своей героини.

Гоша Куценко: -Боже мой, что в голове у тебя, оказывается, было на съемочной площадке. Все преклонялись перед твоей красотой просто!

Вадим Быркин: — Эльвира еще прошла подводную подготовку. Человек, который патологически боится, как Гоша — высоты, Эльвира боится воды и глубины. И вот она проходила полтора месяца курс подводного плаванья. На шестиметровой глубине нужно было не просто плавать или нырять, нужно было играть. Вы в кино это увидите, какие драматические события происходят под водой. Для Эльвиры это был подвиг, не только залезть в воду, а там еще и играть. А то, что ей приходилось выполнять каскадерские трюки, об этом мы не договаривались. И вот в день, когда были каскадеры на площадке, но у нас еще был наивреднейший режиссер, который хотел чтобы актеры были в кадре, чтобы он сам это делал. И Эльвире приходилось выполнять многие трюки лично — это летать, прыгать, падать. Количество синяков и ссадин — это непередаваемо все, что на ней было. Я уже не говорю про сломанный палец во время одной сцены. Очень много ей пришлось преодолеть!

Олег Сурков: — Исторически так сложилось, названием фильма было «Сокровища Озера Кабан», и мы к нему привыкли. И когда кто-то говорил, из участников проекта — а вы комфортно себя чувствуете? Что сокровище — слово хорошее, озеро — нейтральное, а вот, кабан — как-то «не кошерно». Дальше, больше… Когда начались съемки, в Москве ведь палец в рот не клади, они стали называть участников съемочной группы «пяточками», «кабанчиками», а когда-то шло не так, то вы можете представить какие вариации из бедного «кабана» рождались. Лучшее враг хорошему, но мы сделали честную и серьезную попытку сделать что-то получше. Мы общались на эту тему, нам присылали варианты, мы сами их генерировали. Но ничего не подходило, мы уже в какой-то момент, когда надо было выпускать рекламную продукцию, стали думать, что надо что-то написать на афише, если мы отказываемся от «Кабана»… Решили, будет «Золотой Кабан», даже одна сцена в фильме подстроена под то, что фильм будет называться «Золотой Кабан». Пожили мы с «Золотым Кабаном» пару месяцев, а потом и от этого названия отказались. Лучше уж пусть «Сокровища Озера Кабан» остается. И вот, когда уже роспись по кинотеатрам шла, я читаю ответ «Fox», а там название наше написано. Конечно, понятно, что они экономили чернила и движения на клавиатуре, поэтому сократили. Я звоню Вадику и говорю, у нас название появилось — Fox придумал. Чем хорошо это название — оно стало давать многовариантность к восприятию фильма.

Автор текста и фотографи - Виктория Тихонова

Ваш отзыв