Роланд Эммерих: — Шекспира трудно понять!

Опубликовано: 20 октября 2011. Автор: admin

Споры об истинном происхождении произведений Шекспира ведутся много лет. В новом фильме Роланда Эммериха «Аноним», рассказывается одна из версий появления на свет гениальных пьес, авторство которых приписывают человеку из Стратфорда — Уильяму Шекспиру.

Не смотря на то, что достоверных сведений о Шекспире очень мало, многие считают, что сын неграмотного торговца, не мог написать такие произведения, как «Король Лир» или «Генрих V». Ведь по имеющимся данным, единственным образованием его была сельская школа. И никаких данных о том, что он ездил в другие страны или учил иностранные языки. То есть, у него не должно было быть даже достаточного словарного запаса для создания этих великих произведений. Вся опора исследователей – несколько официальных документов с подписью Уильяма Шекспира, в которых встречается не менее шести разных вариантов написания этого имени на английском. Из новой картины Роланда Эммериха зритель узнает возможную разгадку этой четырехсотлетней тайны.
 17 октября режиссер фильма Роланд Эммерих и исполнитель главной роли Рис Иванс, на специальной пресс-конференции, ответили на вопросы российских журналистов, а затем вышли на сцену кинотеатра «Октябрь», чтобы представить фильм зрителям.

При просмотре фильма начинает казаться, что Шекспир – это первый создатель блокбастеров… Вы действительно старались вложить в него этот смысл?

Роланд Эммерих: — Для меня было очень важно показать сами пьесы Шекспира. Я не думаю, что одним фильмом можно отобразить насколько Шекспир был удивительным писателем и то, как были поставлены его пьесы. Первая пьеса, которую поставили на сцене, была «Генрих V». Я обожаю эту пьесу, потому что в ней много тестостерона и много драмы. Это позволяет нам увидеть, как много страсти в сердце графа Оксфорда.

С 1998 года Вы чередуете съемки фильмов-катастроф и исторических фильмов. После выхода исторической картины «Аноним», видимо, Вы собираетесь снова взяться за съемки апокалиптического кино?

Роланд Эммерих: — Я думаю, это будет фантастический фильм, под названием «Сингулярность» (Singularity). Действие его будет происходить через сорок лет, в будущем. Мы расскажем, как быстро изменится компьютерная технология в будущем, как быстро она эволюционирует.

(Вопрос Рису Ивансу) Смог ли Вас убедить режиссер, в том, что именно Ваш герой, это автор пьес Шекспира?

Рис Иванс: — Знаете, я убежден в том, что кто бы эти пьесы ни написал, этот человек был гением. Он был гением мысли и гением слова. Свой гений он воплощал на бумаге. В этом фильме мы рассказываем прекрасную историю о вызовах, битвах и я надеюсь, что фильм вдохновит зрителей перечитать великие произведения. Когда я увидел фильм, сидя в зрительном зале, я чувствовал, что зрители впечатлены этим фильмом. И поверьте, это редко случается в наше время. Когда я прочел сценарий, мне понравилось не анонимность автора, а то, что перо всегда сильнее меча. Это заметно и в русской литературе. Именно это мне понравилось — этот общий язык, понятный каждому.

Существует несколько версий относительно того, кто именно был настоящим автором Шекспировских пьес… Почему для фильма была выбрана фигура лорда Де Вер, а не кого-то еще?

Роланд Эммерих: — Знаете, меня с этой версией познакомил сценарий Джона Орлоффа. Он был вдохновлен ТВ-шоу, проходившем на американском телевидении. Именно Джон выбрал эту тему, а сам я тогда ничего об этом не знал… Я купил этот сценарий десять лет назад и за это время я уже поверил в то, что человек из Стратфорда не мог написать эти произведения. Может быть, я не до конца убежден, что это был Эдвард Де Вер. Но я абсолютно убежден, что это был не человек из Стратфорда. Потому что, человек, написавший эти произведения жил тем, что он писал. Шекспира был абсолютным гением, но не нашлось ни одного манускрипта, доказывающего, что именно Шекспир написал эти произведения.

В России некоторые авторы преподаются «традиционно», даже,  иногда преподавательская версия расходится с известными историческими фактами. Как преподают Шекспира у Вас? Что Вам рассказывали в школе о Шекспире, и изменилось ли что-нибудь, после съемок в этом фильме?

Рис Иванс: — Для меня, главным было то этот вопрос действительно существует. И шансы того, что произведения написал именно Шекспир из Стратфорда, действительно малы. Сценарий фильма рассказывает произведения по-новому. На этот раз – в политическом контексте. Они открываются для нас в новом свете. И если граф Оксфордский действительно был автором этих пьес, то они показывают политическую структуру того времени.
А по поводу того, как меня учили Шекспиру в детстве… Поверьте, это было очень-очень скучно, занудно. Это было как чтение библии каждый день. Но мне повезло учиться в драматической школе в Лондоне. Единственный способ изучить произведения Шекспира – это говорить на языке Шекспира. Когда ты говоришь языком Шекспира, тогда ты дышишь воздухом эпохи Елизаветы и вдыхаешь эти произведения.

В целом ряде источников указывается, что Эвери Брендедж был одним из ведущих актеров театра «Глобус», играл и Фальстафа, и Гамлета. В фильме же, он появляется лишь на короткое время и не выходит на сцену. Почему Вы не показали этого персонажа?

Роланд Эммерих: — Нам пришлось оставить в стороне много персонажей… У меня был сценарий в двести страниц, когда обычно он занимает сто, или чуть больше — сто пятьдесят страниц. Нам пришлось пропустить много персонажей! Даже политических! Потому что мы должны были сконцентрироваться на семье Сесли. Потому что, они были важны для этого фильма. Они были важными персонами того времени. В нашей картине было и так уже много персонажей, которых мы однозначно не могли пропустить.

Общались ли Вы с Марком Айландсом, директором театра «Глобус», чтобы узнать какие-то дополнительные факты о театре?

Роланд Эммерих: — Он был очень сильно вовлечен в процесс съемок. Он очень хотел быть в этом фильме. Например, его жена, сочинила всю музыку, которая звучит в эпизодах, происходящих на сцене «Глобуса». И я постоянно спрашивал его, как лучше сделать это и как лучше сделать то… Мы очень хотели найти отличного театрального режиссера, и Марк познакомил нас с таким человеком, который проработал в «Глобусе» десять лет. И мы очень счастливы, что для съемок мы использовали именно театр «Глобус», потому что это настоящая кладовая, настоящее наследие театра Шекспира.

 Я вырос в Германии и нас ничему не учили о Шекспире… Ну, кроме маленьких отрывков на уроках английского языка. Наш учитель английского думал, что Шекспир слишком сложен для нас и что мы не смогли бы его понять. Поэтому он больше учил нас комедиям более молодых писателей, таких как Оскар Уайлд. И Вы знаете, я пришел к Шекспиру лишь через сценарий этого фильма. Я даже полюбил смотреть фильмы о его пьесах… Потрясающе, сколько может быть мнений о том, как должна выглядеть его пьеса. Может быть, пять или четыре поставленных «Гамлета»… И почти каждую из пьес уже сняли. Это интересно, что даже через четыреста лет после его смерти, его произведения до сих пор актуальны и их снимают многие люди. Я скажу вам, что Шекспир очень сложен. Его трудно понять. Пьесу нужно изучать почти год, чтобы правильно понять!
Я помню, когда мой сценарист Джон Орлофф пришел ко мне и позвал в «Глобус», где ставили «Двенадцатую ночь». И после первого акта я сказал ему, что ничего не понял, а он ответил, что понял только половину. Шекспир сложен – это факт. Но именно поэтому он интересен и сегодня – потому что у него невероятный потенциал!

В фильме, королеву Елизавету играют две актрисы. Причем в жизни эти актрисы — мать и дочь. Кого Вы первого пригласили на эту роль?

Роланд Эммерих: — Знаете, это странная история! Я работал с Джоэли Ричардсон в «Патриоте», и она мне очень понравилась, как актриса. И когда мы писали сценарий к этому фильму, мы начали говорить о выборе актеров и, честно говоря, Ванесса Редгрейв и ее дочь — были единственными, кого я хотел на роль Елизаветы. Они обе прекрасные актрисы.

Знаете, сначала я подошел к Джоэли и спросил, как мне предложить роль ее маме… Потому что, ее мама немного пугает меня. Я сказал «Джоэли, как мне это сделать?», а она ответила «Знаешь что? Удачи тебе! Мама сыграет эту роль, только если будет согласна с тем, как ты покажешь Елизавету». И Вы знаете, я был очень испуган, когда пришел на встречу с ней. Я спросил ее «Как Вы относитесь к королеве Елизавете?» и это оказался «вопрос на миллион»! Мы поговорили всего двадцать минут, и она сказала, что ей кое-что не нравится в моем видении Елизаветы. И в фильме она очень много добавила этому персонажу и привнесла в него много деталей!

(вопрос Рису Ивансу) В фильме Шекспир фактически получает чужую славу. А Вы сами, согласились бы на то, чтобы Вашу славу и почести получал другой человек?

Рис Иванс: — Нет… Конечно, нет! (смеется)

Как вам понравилась Ваша роль в этом фильме и кого Вы хотели бы сыграть еще?

Рис Иванс: — Играть великого исторического персонажа, это большая роскошь для актера. Обычно я играю людей рабочего класса, или что-то в этом роде. Я говорю это, не потому что я в Москве, в России. Знаете, за свою карьеру, я играл одного персонажа, которого я бы хотел исполнить вновь. Это князь Мышкин, из произведения Достоевского. И я бы действительно хотел бы вернуться к нему еще раз.

Вам приходится играть самые разные роли. Даже роль Ящера в Человеке-Пауке… Как Вы готовитесь к таким ролям?

Рис Иванс: — Что касается фильма «Аноним», у меня были все произведения Уильяма Шекспира. Именно оттуда я черпал вдохновение. И это неоценимое богатство для актера. Обычно я читаю сценарий, потом паникую, потом со мной все-таки, что-то происходит! Боюсь, это совсем не «метод Станиславского»… Я знал произведения Шекспира и до этого, но то, что «Аноним» сделал для меня и то, что он сделает для зрителей – это словно вернуть эти пьесы в то время. И это отличный образовательный процесс, потому что пьесы понятнее в том времени, когда они написаны.

Почему Вы решили изобразить Шекспира таким неуклюжим и смешным?

Роланд Эммерих: — Я действительно верю, что людям в школах преподают лишь одну версию – о человеке из Стратфорда. Я считаю, что ее должны рассказывать, но только как одну из нескольких версий происходивших тогда событий. Я не отрицаю того, что Шекспир – гений. Но Вы должны понимать, что в то время, когда он писал свои произведения, его не признавали гением. К нему не подходили и не говорили «О! Да ты гений!». Нужно всегда исследовать предмет, и поэтому мы показали его таким образом, как в нашем фильме… Это был сын торговца! И мы сделали его шутом в стиле Шекспировских пьес!



Ваш отзыв