В рубрике:| КУЛЬТУРА, РЕПОРТАЖИ

Принц Персии побывал в Москве

Опубликовано: 12 мая 2010. Автор: admin

11 мая в Москве состоялась премьера  фильма «Принц Персии: Пески времени» (оригинальное название — Prince of Persia: The Sands of Time)  по мотивам одноименной компьютерной игры. Команда создателей фильма прибыла в столицу, чтобы лично ответить на вопросы журналистов и  выйти на сцену кинотеатра «Октябрь» для представления зрителям нового шедевра компании «Дисней».

— Джерри, как вам понравилась Москва?
Джерри Брукхаймер: — Это очень красивая страна, и здесь замечательные люди. Мне очень понравилась архитектура, когда вчера вечером мы гуляли в центре города. Я надеюсь, что мы еще вернемся сюда. Я рад представить вашему вниманию картину, продюсером которой являюсь. Это серьезное произведение и большая работа компании Дисней.

Вопрос к Джордану Мехнеру: — Думали ли Вы о том, что созданная Вами игра станет основой для фильма, или это произошло случайно?

Джордан Мехнер: — Эта игра сама основана на старых приключенческих фильмах, которые я видел в детстве. Сейчас, когда она сама стала фильмом, я хочу сказать спасибо Джерри Брукхаймеру, который осуществил мою мечту.
Первый «Принц Персии» был написан мной для компьютера Apple-2. Не знаю, были ли такие в России. Здесь игра получила большое распространение на PC… В оригинальном варианте принц состоял из 40 пикселей. Его лицо было простым — 4 оранжевых пикселя. Для фильма мы пытались найти такого актера, который бы соответствовал описанной внешности…

Джейк Джилленхолл: — Я оказался единственным актером с оранжевым лицом! (смеется)

Джордан Мехнер: — Нам было важно привязать героя, прыгающего на экране компьютера, к тому, что люди увидят на экране кинотеатра. Я думаю, образ Джейка привязан к игре.

Джейк Джилленхолл: — Да, я очень привязан к своему персонажу.

— Фильм посвящен памяти Томми Пирс…

Джордан Мехнер: — Да, фильм посвящен памяти моей девушки Томми Пирс. Она погибла в начале этого года… Благодаря ей, более 25 лет назад я создал самую первую игру «Принц Персии», и она помогала мне все эти годы.

— Будут ли сняты продолжения этого фильма?

Майк Ньюэл : — Я думаю, что решение о сиквелах должен принимать Джерри (Брукхаймер), но лично мне кажется, что у фильма есть потенциал для съемки сиквелов и зрителям было бы интересно увидеть продолжение этой картины.

Джемма Артертон: — Можно я чихну? (смеется)

— Играли ли Вы сами в игру «Принц Персии»?

Джейк Джилленхолл: — Я думаю, этот вопрос надо задать Майку. Он играл в эту игру много лет. (смеется)

Майк Ньюэл (смеется): — Джейк имеет в виду, что я абсолютно безнадежен для этой игры! Я делаю ровно три шага, потом падаю на мечи и умираю. Я просил ассистента поиграть для меня, а сам смотрел.

Джейк Джилленхолл: — Я играл в оригинальную версию этой игры, когда был ребенком. Это были те самые девственные пиксели и оранжевое лицо… Игра мне очень нравилась! И когда двадцать лет спустя я получил сценарий фильма, я начал играть в нее снова. Представляете, какая сложная работа: три – четыре раза в день играть в «Принца Персии», чтобы изучить персонажа. Я очень увлекся этой игрой и думаю, что продолжу играть в нее в будущем.

Джемма Артертон: — Я не играла в эту игру так много как Джейк, потому что я также безнадежна как Майк. Но знаете, к счастью, моя героиня отличается от персонажа игры, и мне не нужно было ее сильно изучать. Максимум, что у меня получалось, это немного бегать на первом уровне.

— Джерри, все, к чему Вы прикасаетесь, превращается в золото…

Джерри Брукхаймер: — Вот я прикасаюсь к стакану, и он становится золотым! Точно! (смеется)

— Есть такая игра — «Тетрис»…  Взялись ли бы за проект по ее экранизации?

Джерри Брукхаймер: — Я не играю в игры. Я сначала прошу Майка Ньюэла посмотреть игру, и он делает адаптацию.

Джемма Артертон: — Тетрис — это игра, в которую у меня получается играть! Так что я в деле! (смеется)

— Мы знаем, что оригинальная версия сценария основана на игре «Принц Персии», написанной Джорданом Мехнером в 80-х. Однако финальная версия фильма основана на трилогии «Принц Персии: Пески времени» компании Юнисофт в 2003 году. Расскажите, пожалуйста, об эволюции «Принца Персии» и ее причинах.

Джордан Мехнер: — Я хочу отметить, что когда шесть лет назад я принес Джерри свой сценарий, он был основан именно на «Песках времени».

Джерри Брукхаймер: — Я не считаю, что фильм отличен от того, что было в первоначальном сценарии. Вы должны понимать, что это не игра, а всего лишь ее адаптация, в целом очень близкая к первоначальному сюжету. В игре есть кнопки для того, чтобы бегать и драться с врагами, но нет кнопок, чтобы разговаривать. Фильм это более развернутая и более объемная история.

— Фильм, безусловно, заинтересует мужскую аудиторию. Но почему же в нем так мало женщин? Почему Вы, адаптируя игру, не ввели еще несколько красавиц?

Джейк Джилленхолл: — Да! Точно! Это отличная идея!

Джемма Артертон: — А какая же я? Тебе меня было недостаточно? Типичный мужчина! (смеется)

Джейк Джилленхолл: — Я думаю, что Вы правы. В фильме мужчин и женщин должно быть поровну. (смеется)

— Когда Вы готовились к роли, пересматривали ли классические американские вестерны? Есть ли что-то общее между Вашим героем и героями «Большого ограбления поезда»?

Джейк Джилленхолл: — Большое вдохновение мне внушил фильм «Выходной Фериса Бюера». Он и тетрис… (смеется) В действительности на меня повлияли фильмы, которые я видел в детстве. Это был «Индиана Джонс», еще вместе с родителями я смотрел «Робин Гуда» с Эролом Флинном… И я навсегда запомнил и полюбил этих героев, обладающих, кроме всего еще и чувством юмора, которого, к сожалению, нет у меня. Эти герои, постоянно испытывающие приключения, на меня очень повлияли.

Майк Ньюэл : — У него замечательное чувство юмора. Просто он скромный!

— Майк, Ваше имя ассоциируется с такими драмами, как «Четыре свадьбы и одни похороны», «Донни Браско». Также вы сняли «Гарри Поттер и кубок огня».  Был ли для Вас вызовом фильм с большим колличеством экшена?

Майк Ньюэл : — Конечно! Участие в этом проекте мне предложил Джерри. Когда он берется за дело, становится понятно, что у меня нет выбора. Он наверняка знал, как привлечь меня к этому проекту. Он прислал мне книгу, в которой были иллюстрации. Это прекрасная книга, в которой были французские картины 19 века. Художники побывали в Арабских Эмиратах и изобразили то, что они там увидели. В них столько романтики! Герои, замки и битвы… Я просто влюбился во все это и понял, что должен создать большой экшен – фильм, который воплощал бы в себе увиденные мной картины.

— Зрители очень бурно реагируют на шутки о налогах и проблемах малого бизнеса… Есть ли это в игре?

Джордан Мехнер: — Разумеется, этого героя нет в игре. Это специально придуманный герой второго плана. Он смешной, и в тоже время он враг…

Майк Ньюэл: — Но нет ни одной страны в мире, в которой бы не реагировали на шутки о налогах. Все очень смеются!

— Джейк, у Вас очень интересный образ, интеллигентное, одухотворенное лицо… Нет ли желания попробовать себя в какой-то библейской истории?

Джейк Джилленхолл: — Это из-за длинных волос? Посмотрим… (смеется) Что меня заинтересовало в этой роли, это то, что когда я прочел первые несколько страниц сценария, я почувствовал, что мой герой — человек, который получает удовольствие, решая, между тем, довольно серьезные задачи и попадая в опасные ситуации. В моих предыдущих ролях мои персонажи были очень серьезны. Они относились к себе очень серьезно. Меня подкупило то, что мой герой не относится к себе слишком серьезно. Правда, подготовка к нему была более чем серьезной. Более крутая подготовка мне понадобится, я думаю, только когда мы будем готовить адаптацию «Тетриса». Я буду все время менять свою форму и падать, менять форму и падать! (смеется)

— Джерри, почему Вы взялись именно за проект «Принц Персии» и каким будет Ваш следующий проект?

Джерри Брукхаймер: — Причина того, что мы взялись за этот фильм, это то, что здесь сочетаются реальная история и фэнтэзи. Мне нравятся фильмы с ярко выраженными характерами. Очень сильным женским характером и очень смешным мужским характером…
Мой следующий проект очень скоро выйдет на экраны. Это «Ученик чародея» с Николасом Кейджем и Джеем Барушелем. Также мы работаем над четвертой частью «Пиратов Карибского моря» с Джонни Депом и Пенелопой Круз.

— Будет ли выпущена «режиссерская версия» «Принца Персии» со сценами, не вошедшими в фильм?

Майк Ньюэл: — Нет. Отдельной версии не будет. Я не люблю такие вещи. Это как будто зрителю сказать, что фильм, который он посмотрел в кинотеатре, не настоящий. Мы показываем настоящий фильм! Все, что мы хотели включить в фильм, мы в него включили. Все споры, которые мы имели, это когда Джерри говорил, что «фильм должен быть короче», а я ему возражал. В итоге фильм оказался несколько сжат, но он ничего не потерял.

— Как выбиралась актриса на роль принцессы?

Джейк Джилленхолл (качает головой) – Неа! Они просто вышли на улицу и взяли первую встречную…

Джемма Артертон: — Я рада, что меня нашли для этого фильма, иначе бы я до сих пор торговала всякой ерундой на улице… (смеется) Я недавно закончила учебу в драматической школе, затем играла в фильме о Джеймсе Бонде. Я не была уверена, что подхожу на эту роль. Мне она казалась слишком большой, а я по сравнению с ней — слишком маленькой. Я помню, как сказала Майку: «Что ты делаешь? Тебе нужна Натали Портман или кто-то вроде нее!», а он мне отвечал: «Нет, дорогая, ты большая, разноплановая актриса!». Я не знаю, что они думали, но это то, о чем думала я…

Майк Ньюэл: — Я думаю, это вопрос к Джерри. Он говорил решающее слово в подборе актеров.

Джерри Брукхаймер: — Мы проводили кастинги в Англии, и Джемма участвовала в одном из них. То, что мы увидели, было впечатляющим представлением. Мы сразу поняли, что Джемма подходит лучше всего.

— Не могли бы Вы рассказать подробнее о визуальных эффектах?

Джейк Джилленхолл: — Я хочу Вас заверить, что это все настоящее! Никаких эффектов! Дисней специально создал кинжал, перемещающий нас во времени. Поэтому все, что Вы видите на экране, абсолютная правда!

Джемма Артертон: — Мы вообще из будущего… Мы уже были на этой пресс-конференции и знаем все вопросы! (смеется)

Джейк Джилленхолл: — А тех журналистов, кто нам не понравился, мы исключили из аккредитации.

— Если вы из будущего, тогда подскажите, какие будут кассовые сборы у этого фильма?

Джемма Артертон: — Мы не настолько из будущего. Мы вернулись только на 25 минут назад! (смеется)

Майк Ньюэл: — Они все время болтаются из будущего в прошлое! С ними так тяжело! (смеется)

— В фильме у Вас прекрасная физическая форма! Скажите, осталось ли что-то от нее? Можете ли Вы ее продемонстрировать?

Джейк Джилленхолл: (смущенно) Спасибо за ваш вопрос… Что замечательно в таком фильме – его видят очень много людей, и там действительно есть на что посмотреть, когда на мне мало одежды… Ну… Может быть… Знаете, Вы прямо давите на меня, провоцируете… Но я не могу без одежды. Без нее я становлюсь диким! (смеется)
Нет, сейчас я не стану раздеваться… Знаете, я действительно много работал, чтобы в фильме хорошо выглядеть, но от этого ничего не осталось. Я потерял форму. Извините… У вас такой разочарованный вид! (смеется)

— Майк, повлияло ли на фильм Ваше английское происхождение? Например, в одном эпизоде сначала принцесса целует принца, потом она ведет себя довольно холодно…

Майк Ньюэл: — Мы, англичане, считаемся сдержанными людьми. Но это лишь ассоциации вроде: «Россия – это Красная площадь и меховые шапки». Работа над  фильмом не была для меня легкой, и мне было трудно абстрагироваться от уже имевшихся ассоциаций… Но все же я понимал, что она принцесса, и поцелуй уместен в той ситуации. Я все прекрасно понимал.

Джейк Джилленхолл: — Когда я целую девушку, я тоже все прекрасно понимаю! (смеется) Или нет, я не понимаю…

— Джемма, боитесь ли Вы змей, и настоящая ли змея на Вас лежала в фильме?

Джемма Артертон: — У нас были змеи, но я их никогда не видела… Змеи, с которыми нам приходилось работать в фильме, это CGI. И когда мы работали со змеями, я видела лишь зеленый носок и  им управлял кукловод. В одном из кадров змея ползет по моему телу, в другом я хватаю ее и тыкаю в лицо ассасину, но это был всего лишь зеленый носок! Это было так смешно! А вообще хорошо, что нам не пришлось работать с живыми змеями, потому что я не люблю змей.

— Джейк, какой сказочный герой Вам нравился в детстве? Может быть, принц?

Джейк Джилленхолл: — Это не принц, но в детстве мне очень нравился Вэл Килмер в фильме «Виллоу». Он очень сильно на меня повлиял. И конечно, Атрейо в фильме «Бесконечная история». Он был очень классный… Умел летать по воздуху… Я надеюсь еще исполнить такую роль.
Что касается змей, то я работал исключительно с настоящими змеями и все опасные трюки, все самое опасное выполнял сам!

— Джерри, что Вас должно «зацепить», чтобы Вы взялись за проект?

Джерри Брукхаймер: — Это очень просто. Я должен сам захотеть увидеть этот фильм. Я не ориентируюсь на других. Фильм должен понравиться мне самому. Я не знаю, как происходит выбор фильма, который вы хотите увидеть. Находитесь ли вы онлайн или смотрите на бумагу… Внезапно Вы говорите: «Я хочу увидеть этот фильм!». Так же поступаю и я: внезапно я хочу увидеть  фильм, и тогда я им занимаюсь!

Участники пресс-конференции:

 

Марина Жигалова-Оскан — директор Российского представительства компании «Дисней»

 

Джерри Брукхаймер — продюсер фильма

 

Майк Ньюэл — режиссер

 

Джейк Джилленхолл — исполнитель главной роли

 

Джема Артертон — исполнительница главной женской роли

 

Джордан Мехнер — автор оригинальной игры «Prince of Percia», соавтор сценария, сопродюсер

Перевод с английского: Александра Миляева
Фото: Михаил Попов
Специально для //thebestphotos.ru

2 Комментарии к этой публикации

  1. Alex пишет:

    Надо же! Впервые увидел создателя «ПРИНЦА ПЕРСИИ».
    До сих пор люблю эту игру!

  2. Котя пишет:

    Джемма играла в Бондиаде? А где именно? Не помню такой!

Ваш отзыв