Хью Джекман признался, что чаще всего смотрит мультики

Опубликовано: 07 октября 2011. Автор: admin


Создать фильм о боях роботов, добавив машинам волю к победе, и суметь рассказать трогательную историю отношений отца и сына — эти задачи оказались по плечу режиссеру Шону Леви, знакомому зрителям по таким фильмам, как «Розовая пантера» и «Ночь в музее 1 и 2». Потрясающие кадры, в каждый из которых зритель готов поверить, обошлись создателям «Живой стали» в скромную, для Голливуда, сумму — 80 миллионов долларов. На вопросы о фильме и о впечатлениях от столицы, ответили журналистам приехавшие в Москву, режиссер фильма Шон Леви, и исполнитель главной роли в фильме «Живая сталь», Хью Джекман.

Сюжет фильма развивается в недалеком будущем, когда бокс оказывается запрещенным спортом, по причине его жестокости. Это вид спорта теперь заменен на гладиаторские бои роботов. Чарли Кенгтон (Хью Джекман), зарабатывающий на том, что тренирует роботов для подпольных боев, внезапно узнает, что у него есть одиннадцатилетний сын Макс (Дакота Гойо). Поддавшись уговорам сына, Чарли начинает тренировать робота, которого Макс нашел на помойке. Но робот, оказывается, не так прост. Возможно, ему уготована судьба нового чемпиона…

Режиссер картины, Шон Леви и актер Хью Джекман, ответили на вопросы журналистов, собравшихся на пресс-конференции в отеле Ритц Карлтон:

Хью Джекман: — Привет! Я очень рад быть здесь! (говорит по-русски)

Что Вам больше всего понравилось в Москве?

Хью Джекман: — Мы сходили на Красную площадь, спустились в метро, где тёрли нос собаке… Еще мои дети побывали за сценой театра кошек Куклачева и побывали в прекрасном ресторане. Знаете, мы столько всего успели, что мне начинает казаться, будто мы здесь уже целую неделю. Я понимаю, что это лишь поверхностное знакомство. Москва такой огромный город! Мне начинает казаться, что она размером с Австралию.

Что Вы купили в Москве своим детям?

Хью Джекман: — Мой сын купил матрешку, а моя дочь чебурашку. Знаете, такая мягкая игрушка с большими глазами… Покупки им очень понравились! А себе я еще ничего не купил, но у меня еще есть на это 24 часа! (смеется)

Ваш герой в фильме является не очень хорошим отцом… Каким, по Вашему мнению, должен быть хороший отец? Считаете ли Вы себя хорошим отцом?

Хью Джекман: — Поверьте, я не идеальный отец! Но я надеюсь, что я, все-таки, лучший отец, чем персонаж, которого я играю в фильме. Но что мне нравится, когда он начинает верить в себя, он становится лучшим отцом. Мне кажется, в этом есть жизненная правда. Потому что, то, насколько ты веришь в себя, равно тому, как ты можешь проявлять заботу о других. Все отцы совершают ошибки. Самое главное – быть рядом со своим ребенком. Ребенок в фильме говорит «Я хочу, чтобы ты боролся за меня», и я хочу, чтобы мои дети знали, что я борюсь за них каждый день!

Как Вам понравилось работать с роботами на съемочной площадке?

Хью Джекман: — Нужно сказать спасибо режиссеру, Шону Леви! Потому, что в отношении спецэффектов — это лучший фильм, над которым мне приходилось работать. Действительно можно поверить, что эти роботы – огромные, настоящие и управляемые. Когда мы снимали сцены с роботами, особенно крупные планы, мы работали с реальными роботами, которые находились рядом с нами. Все остальное тоже не обычные спецэффекты – роботы появились в фильме благодаря технологии Motion Capture, использовавшейся в «Аватаре». Чтобы ни делал робот на экране – ходит он или дерется, Вы верите в то, что он настоящий!

Как проходил кастинг и как был найден мальчик Дакота Гойо?

Шон Леви: — В кастинге участвовали сотни мальчиков из Европы, Австралии, Канады, США. А я понимал, что мне нужен не просто мальчик, а мальчик, в котором была бы волшебная искра. Дакота сначала прислал кассету из Торонто, потом приехал на кастинг в Лос-Анджелес, потом был его кастинг с Хью… И мы поняли, что он не просто хорош! У него потрясающее лицо! Когда ты видишь его на большом экране, ты в него просто влюбляешься. И этот фильм получился особенным, потому, что Дакота привнес в него очень много особенного. И мы ему дали настоящего робота, для съемок. Он обожал этого робота!

Хью Джекман: — У меня самого 11-летний сын… Дакоте было одиннадцать, когда мы снимали «Живую сталь». И я помню в конце, когда мы закончили снимать, я сказал Шону «Знаешь, он ни разу не раздражал меня за эти три месяца». Дакота прекрасный актер и отличный мальчик! Это был его первый большой фильм. Он, конечно, снимался в кино до этого, но не в таких масштабных проектах. В том кадре, где он танцует перед толпой в десять тысяч зрителей, нужно понимать, что это МАЛЬЧИК танцует перед такой толпой! Даже когда я танцую, я до сих пор волнуюсь! Когда все люди молча смотрят, что ты делаешь – это большое давление. Особенно для такого маленького мальчика. Я могу сказать, что в других фильмах мне приходилось брать в свои руки больший контроль, при игре с детьми. Но здесь я просто играл его отца, а он играл моего сына и мы чувствовали себя свободно. Я думаю, когда Дакота станет старше, он поблагодарит Шона Леви не только за то, что он снял его в фильме, но и за то, что это была лучшая режиссерская работа в жизни Дакоты. Действительно, я в этом уверен.

Шон Леви: — Я бы хотел добавить, что некоторые актеры и режиссеры хотят быть центром всего. У нас с Хью одинаковое понимание того, что лучшая идея выигрывает. Идея того, как работать с одиннадцатилетним мальчиком, может прийти от костюмера или оператора… Но если она лучшая, то она победит! Мы просто хотим сделать наилучший фильм. Для этого нужно быть открытым для чужих идей.

Какую музыку Вы любите?

Хью Джекман: — Когда я занимаюсь спортом, я люблю слушать очень жесткую музыку. А когда я в хорошем настроении, я люблю рок-н-ролл. Такую как «Rolling Stones», «The Police». А когда мне грустно, я вообще не слушаю музыку. Я ненавижу такое настроение, поэтому не слушаю музыку, тем более грустную… Вот, когда я был тинэйджером, и меня бросила девушка, я помню, как бесконечно слушал грустные песни! Девочку, кстати, звали Пенни… Я сидел на автобусной остановке и слушал грустные пени. А сейчас меня давно уже никто не бросал, что очень хорошо! (смеется)

Нравится ли Вам бокс и смешанные бои?

Хью Джекман: — Я люблю бокс и смешанные бои. Все мы видели, как популярность бокса резко упала, а затем его популярность пришла к смешанным боям. Это показывает, что люди хотят больше свободы на ринге. И это, кстати, отражено в нашем фильме! Честно говоря, я не думаю, что в настоящей жизни мы когда-нибудь увидим дерущихся роботов.

Появится ли на свет продолжение фильма и появится ли в нем русский робот?

Шон Леви: — Русский робот? Конечно! (смеется) Теперь я его сделаю просто для вас!

Будет ли выпущен сиквел этой истории?

Шон Леви: — Знаете, мы действительно думаем над тем, чтобы сделать сиквел. И если первая часть будет успешна, то у нас получится сделать и вторую часть. Я не могу рассказать вам о ней много… В продолжении будет присутствовать идея глобализации спорта и создания международной лиги. В боях будет представлено много стран. Конечно, будет и «темная сторона»… Я надеюсь, что мы сделаем хороший фильм. Я действительно чувствую потенциал более глобального развития того сюжета.

Планируется ли выпуск игрушек-роботов?

Шон Леви: — Я точно знаю, что в США эти игрушки уже выпускают. Но я не знаю, когда они дойдут до России.

Хью, Ваш персонаж в фильме выглядит очень спортивным. Что Вы делаете, чтобы поддерживать спортивную форму?

Хью Джекман: — Я делаю разные упражнения… Я занимаюсь каждый день. (В Москве актер каждое утро бегал по набережной у Кремля. –Прим.ред.) Что касается бокса — когда я прочел сценарий, я уже боксировал, просто для того, чтобы быть в форме. Просто потому что бокс — это спорт и танец одновременно! Еще я люблю греблю – это прекрасный вид спорта. А еще у меня двое маленьких детей. Поверьте – дети это самый лучший вид спорта! Я люблю регби, крикет, американский футбол и катание на коньках… Не смотря на то, что я не очень хорош в катании на коньках.

В титрах к фильму упоминается Стивен Спилберг. Расскажите пожалуйста о опыте работе с ним.

Шон Леви: — Он оказался прекрасным наставником! Стивен Спилберг был очень увлечен этим проектом. Но, в тоже время, он никогда не вмешивался в процесс, в плохом смысле… Когда мы придумывали, как должны выглядеть роботы, я позвал Стивена и он мне говорил «Вот этому нужна большая шея» или «У этого робота не должно быть колес!» Стивен просто гениально продумывает каждую деталь, каждую мелочь! Он – именно тот, кто нужен, чтобы создать что-то невероятное, невиданное! Именно он направлял меня в дизайне роботов, читал все варианты сценариев и смотрел все отрывки, нами отснятые. Когда-то я сказал ему, что хочу сделать фильм о роботах «с сердцем» и в течение двух лет Стивен поддерживал меня в этой идее, и он позволил мне воплотить ее.

Видели ли Вы русские фильмы? Может быть, есть русские актеры и режиссеры, с которыми Вы бы хотели поработать?

Хью Джекман: — Последний русский фильм, который я смотрел, был «Адмирал». Мне он очень понравился! Отличный фильм! Но вы должны понимать, что у меня двое маленьких детей, поэтому, в основном, я смотрю мультики…

Шон Леви: — А у меня четыре ребенка, так что, у меня «отмазка» лучше! (смеется)

Отрицательную героиню в фильме играет русская актриса Ольга Фонда. Действительно ли Вы считаете русских женщин такими жесткими и властными?

Шон Леви: — Что тут сказать?.. (смеется) Нет, конечно, я не думаю, что все русские женщины, это любящие деньги стервы. Я так не думаю, но мне нужно было создать объемного, злого персонажа для этого фильма. Я очень много раз смотрел четвертую часть «Рокки»… Я хотел показать, что робо-бокс, это действительно глобальная штука, затрагивающая денежные интересы во всем мире! Но конечно, я не думаю так обо всех русских женщинах. Зато, я точно знаю, что женщины в России очень красивые! За последние 24 часа я в этом лично убедился.

Поделитесь секретом крепкой семьи?

Хью Джекман: — И моя семья, и семья Шона, верим в то, что наши близкие, это самое главное для нас! Наша работа очень часто заставляет нас быть далеко от наших семей. Но я никогда не уезжаю от них дольше, чем на две недели. И я хочу сказать большое спасибо организаторам, из компании Дисней, которые позволили быть моей семье сегодня здесь, рядом со мной. Я думаю, что главное быть вместе. Мы каждый вечер ужинаем вместе. Буду честным — иногда хочется быть подальше друг от друга, но свое вдохновение и свои силы я получаю именно от семьи.

В фильме упоминается «Нитро». Действительно ли, по сюжету роботы имеют двигатели внутреннего сгорания? Повлияли ли на Вас, при создании картины «Живая сталь», такие фильмы, как «Робот Джокс» и «Изо всех сил» (Over The Top)?

Шон Леви: — Знаете, только у одного робота в фильме есть двигатель внутреннего сгорания. Атом бьется с ним и разбивает его. Все остальные роботы имеют более сложную конструкцию. Я не смогу сейчас вспомнить все детали. Да и вам будет скучно слушать все эти технические подробности…
Два фильма, которые Вы упомянули, я не очень хорошо помню… В основном, на меня повлияли такие фильмы, как «Чемпион», «Роки». Именно они очень повлияли на меня в молодости. Я смотрел по тридцать-сорок раз каждый из них! И я хотел сделать фильм, который давал бы мне те же ощущения, которые я получал от этих фильмов в молодости. И если мне удалось хотя бы пять процентов того, что смог сделать Сильвестр Сталлоне в «Рокки», то я буду благодарен.

В фильме называется цена одного робота – пятьдесят тысяч долларов. В какую сумму в действительности, обходилось Вам создание одного робота, для съемок? Сколько стоит один такой робот?

Шон Леви: — Знаете, если я Вам открою, стоимость создания такого робота в реальную величину, у меня будут большие проблемы. Скорее всего, меня уволят… (смеется) Но поверьте, гораздо больше! Значительно больше, чем прозвучавшие в фильме «пятьдесят тысяч за робота»! Но все роботы стоили тех средств, что в них были вложены. Та причина, по которой они так хорошо играют вместе с актерами, это то, что они были настоящими, а не нарисованными!


Текст: Алекстандра Миляева Фото: Михаил Попов

Ваш отзыв